0
Livejournal
#23 Тренер
01:00 26.05.2010
Иногда ей казалось, что самым постоянным мужчиной в ее жизни был ее тренер по фитнесу.

Она вспоминала их знакомство каждый раз, когда поднималась по лестнице в спорт зал — уже два года, три или четыре раза в неделю, улыбаясь она шла ступенька за ступенькой, держась за перила и с трудом сдерживала смех, рвущийся наружу, каждый раз, когда перед глазами вновь всплывала практически комичная, достойная любого фильма, сцена, как она падала вниз, из-за сломавшегося каблука, как раз таки ему в руки. Когда она поднималась к стойке администратора и протягивала ему все с той же, необосновано постоянной и потому крайне непонятной для него, улыбкой свою членскую карточку, она не могла не вспоминать конфуз, который возник прямо там, когда она пришла в спорт зал во второй раз, где ее совершенно случайно выбранным тренером, — за это она всегда говорила огромное спасибо девушке менеджеру, оформлявшей ей контракт, — оказался именно он, тот самый мужчина, на которого она упала, тот самый симпатяшка, а именно так она определила его для себя, пока он проверял не подвернула ли она ногу, когда она тихо и почти капризно поскуливая от боли, сидела на ступеньках торгового центра, чей взгляд она вспоминала вечером, сидя на балконе с ноут буком и домашним мохито в ожидании рассвета над парком, видневшимся с ее этажа.

Когда она проходила сквозь спорт зал, направляясь к велотренажерам, она не могла не вспоминать их самое первое «притирочное занятие». Перекидывая маленькое бордовое полотенце из руки в руку и улыбаясь самой себе, она воскрешала в памяти сцены и диалоги, как они ходили от тренажера к тренажеру: он рассказывал как все работает, как правильно настраивать вес грузов и что на что влияет, а она, что было ему удивительно как он потом признался, смотрела в его глаза, почти полностью игнорируя накаченные мышцы рук, и явно ухоженный и поддерживаемый в форме торс, скрытый под полу свободной футболкой.

К тому времени в ее жизни уже было много мужчин — кто-то на месяца, кто-то на недели, кто-то на дни, а некоторые на пару часов. Они были разные — атлетические красавцы; обычные менеджеры; фотомодели; солидные мужчины с небольшими животиками, но огромной харизмой; властные и самоуверенные уже не подростки с кучей амбиций и комплексов. Ее сложно уже было удивить красивым телом, да что греха таить, даже большим, неприлично большим членом — к двадцати пяти годам, внешние характеристики привлекали ее внимание не более чем на пару часов, красивые слова о вечном, нетленном и до грома, передаваемые из уст в уста продвинутыми ловеласами, вызывали у нее зевоту, а цветы она давно стала покупать себе сама, устав от вечно даримых огромных и крайне нелюбимых ей красных роз и сильно пахнущих лилий.

Она конечно же не могла не вспоминать тех первых, совсем далеких от сексуальных, прикосновений, которыми он дотронулся впервые до ее спины, показывая очередной тренажер — провел кончиками слегка мазолистых по мужски огрубевших пальцев, по ее спине, показывая на какие конкретно мышцы воздействовало упражнение. У нее и в мыслях не было забывать, как она совершенно не хотела выкидывать из головы его руки, поддерживающие ее спину, когда она, в очередной раз строя из себя глуповатую блондинку, далекую от спорта и ухода за собой вообще, хлопала глазами протягивая «оооой, да я так не смогу, что Вы!» и кокетливо отказывалась называть свой возраст и уж тем более вес.

И тем более она не могла не вспоминать без улыбки как сразу по окончании тренировки, в магазине на первом этаже торгового центра, купила себе куда более открытую спортивную полупрозрачную футболку, с почти неприлично глубоким декольте и не только сильно удобный, но еще и красивый спортивный лифчик, тогда еще даже окончательно не отдавая себе отчет в том насколько сильно и необычно ее заинтересовал этот, казалось бы с первого взгляда, ничем не выдающийся для нее мужчина.

Каждый раз, когда она разминалась на тренажере в ожидании когда он освободится, она крутила педали, вспоминая их третью встречу и вторую тренировку, его на пару секунд застывший взгляд на ее глубоком вырезе и руки, которые вполне ожидаемо для нее, стали прикасаться к ее телу как-то немного иначе, особенно когда она стала прогибаться скорей немного красуясь, нежели чем выполняя указанные им упражнения.
Она ожидала, иногда почти с капризным нетерпением, когда он подойдет к ней со спины, похлопает ее по плечу и, стараясь сохранять максимально деловой вид, будет говорить ей про упражнения, которые подготовил на сегодня, а она, не переставая крутить педали, будет смотреть на него игривым взглядом из под челки, в очередной раз удивляясь как он разительно отличается от всех остальных тренеров, не «обезображенных мыслью» в ее фитнесс-центре.

И конечно же она не могла не вспоминать те первые вечера, что она провела в компании «шапошных» подружек, рассказывая им как ей повезло с красавчиком тренером, хвастаясь тем как он выгодно отличается от всех тех перекачанных амбальчиков, а только с таким уменьшительным она могла называть почти всех встречавшихся ей до того тренеров, обычно предлагаемых в фитнесс-центрах.

Впервые они поцеловались в спорт-зале — она выполняла какое-то очередное упражнение, а он, воспользовавшись тем что на дворе был поздний вечер и из занимающихся в той части были только они, подошел к ней почти неприлично близко, встав за ее спиной, придумав себе для этого конечно же исключительно спортивный предлог. Она дождалась пока он досчитает до двадцати и сразу после фразы «молодец, закончили», развернулась слишком быстро, чтобы у него было время сделать хоть шаг назад и оказалась слишком рядом, чтобы не чувствовать его дыхание на своих губах. Такой универсальный прием соблазнения — даже мужчина, который ранее не подумывал о поцелуях, растеряется от такой непосредственной близости, что говорить о том, кто грезил о таком моменте не раз по вечерам в ванной? Сейчас, по прошествии двух лет, она никак не могла вспомнить кто же сделал финальный шаг, кто преодолел те самые заветные последние пару сантиметров, чтобы соприкоснуться губами, отбрасывая все сомнения об этичности такого поведения и переживания о готовности второй стороны. Она помнила только момент, когда ее руки уже обняли его за шею, а его язык стал раздвигать ее и без того слегка приоткрытые губы, пока ладони скользили по ее спине.

Она вернулась к нему в тот же вечер после душа — придумала благовидный предлог, чтобы зайти обратно в спорт зал и проскользнула в комнату тренеров, где он как раз собирал вещи, сразу закрыв за собой дверь на защелку.
Они почти сразу оказались на небольшом подоконнике с видом за внутренний двор. Она сама стянула с себя топик, под который заведомо не одевала лифчик, а с его торса майку, приспустила на бедра его тренировочные брюки, освободив набухающий член и, погладив его грудями, аккуратно стала лизать головку языком. Он постанывал от каждого ее движения, поглаживал ее затылок горячими пальцами, зарываясь в ее растрепанные и влажные после душа волосы и определенно точно, без всяких сомнений, наслаждался видом стоящей перед ним на коленях девушки, добровольно и безропотно, с покорным видом, сосущей его член, аккуратно, почти с любовной нежностью, поглаживая его бедра и ягодицы своими небольшими, как он всегда ей говорил, ладошками.

Она уже не могла вспомнить в какой момент от поднял ее на ноги и развернул к себе спиной. Кажется он нежно, почти трепетно, коснулся ладонями ее плечей и просто потянул на себя ее тело, скользя руками по гладкой коже, покрывшейся мурашками от возбуждения, поставил ее на небольшом мягком диванчике на колени и, пристроившись сзади, медленно вошел, придерживая ее за живот. Он шепнул ей расслабиться и полностью перехватил инициативу на себя, двигаясь внутри нее медленными, будто смакующими ее тело, движениями. Вверх, вниз, вверх, вниз... Ей тогда подумалось, это было единственным что она запомнила, что он делает это примерно так же, как когда занимается с ней на одном из тренажеров — ритмично, сосредоточено, на счет, даже с контролем дыхания... она даже засомневалась доставляет ли это ему какое-то удовольствие или же она была слишком напориста, а он просто не смог ей отказать.

Эта мысль покинула ее голову, только когда он неожиданно уткнулся лицом в ее шею, ловя губами ее влажные волосы, вдыхая полной грудью их аромат, касаясь кончиком языка ее кожи и шепча что-то нечленораздельно сбивчатое, но настолько страстное, что в искренности его действий не могло остаться и капли сомнений.
Она чуть передвинула его ладони — одну положила себе на грудь, а вторую с живота опустила прямо к паху, показательно управляя его пальчиками, раздвигая ими свои половые губки и задавая тот необходимый темп и напор с которым ему надо было касаться ее клитора, начав подмахивать ему в такт, опускаясь глубже и глубже на его член и, периодически, хоть и не часто, сжимая его мышцами влагалища, будто ощупывая его поверхность.

Он кончил достаточно, по ее меркам, быстро — минут через пять-шесть, она, как ей вспоминалось, тогда, в самый первый их раз, не кончила вовсе — только эмоционально, с улыбкой смотрела перед собой, ощущая его пульсацию внутри своего тела, пальцы сжимавшие ее груди, и думала одновременно о правильности и неправильности всего произошедшего, прикидывала стоит ли ей продолжать занятия с ним именно как с тренером и был ли этот вечер разовой встречей или началом постоянной традиции.

Написать комментарий

вернуться к странице