grandissima.bestpersons.ru

Avelina Smith

Сюда я буду писать свои графоманские заметки сексуальной направленности. Ну, те которые приличные девочки в своих уютных дневниках друзьям не показывают. Просто потому что... а не придумать мне почему.
Просто потому что сейчас есть такое настроение.
Если Вам хочется со мной поговорить, то пишите комментарии или письма на почту avelina.smith@gmail.com

Aнкета

вся анкета
  • Дата рождения: 15.08.1983
  • Страна: Russia
  • Город: Saint-Petersburg
  • e-mail:

Анкета

вся анкета

Пол:

женский

Дата рождения:

15.08.1983

Страна:

Russia

Город:

Saint-Petersburg

e-mail:

Зарегистрировалась: 06.05.2010
Была на сайте: 26.05.2010 05:06

Социальные сети

Микроблоги

показывать: все
7 лет назад
вся лента
Она была из тех женщин, которым часто дарят подарки. Она умела радоваться им так неподдельно искренне, что не сделать ей приятно было почти преступлением. Цветы, кольца, серьги, браслеты, ожерелья и нижнее белье конечно же были самыми распространенными способами выразить свое почтение, но все же некоторые из ее пассий отличались оригинальностью. Один такой необычный подарок она получила от своего знакомого, чье имя она уже конечно же забыла. У подарка было имя — Денис. Он работал официантом в ресторане, где они часто обедали с тем самым ее другом, перед тем как поехать к ней, и именно он и никто иной был ее маленьким фетишем, который она никогда не скрывала. Он был явно не русский, вернее будет сказать не «чисто» русский — почти мулат, с небольшой жесткой сексуальной бородкой и короткими, всегда аккуратно выбритыми, тонкими усиками. Они всегда перекидывались парой фраз о погоде-природе и политике в стране. Сейчас, вспоминая его, она удивлялась своей тогда еще скромности и неопытности, не позволившей трахнуть этого мачо прямо в ближайшей туалетной кабинке того ресторана, но тогда... она просто оставляла ему чаевые и, ждала, когда он сам сделает первый шаг.
Она видела его во снах, а иногда даже представляла его тело, когда занималась сексом с очередным парнем у себя в кровати. Он был тем самым мужчиной, которые иногда врываются в женские фантазии и никак не могут позволить выкинуть себя из головы, хотя на это нет никаких первопричин.

Однажды, когда ее друг совершенно не мог терпеть, а она была не против пошалить, они занимались сексом, сидя в дальнем углу, за любимым столиком. Она сделала вид что решила сесть к нему на руки, а на самом деле, под полами ее широкого летнего платья, прятался его набухший член, входящий в нее, когда она медленно, стараясь не привлекать особого внимания, изображая заинтересованность чем-то в противоположенном углу ресторана, поднималась и опускалась на своем месте. Ее друг понял всю степень ее желания, когда официант подошел принять у них заказ. Пытаясь сохранить серьезное лицо, и изображая усиленный кашель, чтобы скрыть хоть как-то стоны, которые пытались сорваться с ее губ, она так резко начала кончать, что не догадаться обо всем мог только полный идиот. Денис тогда посмотрел на нее таким красноречивым и говорящим взглядом, что стоило ему только отойти чуть в сторону, она кончила снова, просто от осознания того за чем он ее застал.
...
развернуть
Слабые женщины всегда предпочитают сильных мужчин. Обратное, то ли к сожалению, то ли к счастью — не верно. Она всегда была уверена что женщины, играющие для своих партнеров роль «заботливой матушки» не совсем психически здоровы. То ли им так хотелось иметь детей, то ли им самим в детстве катастрофически не хватало ласки и опеки, то ли еще какие причины, но быть они точно должны.

То что она вырастет сильной женщиной, было понятно еще, когда ей исполнилось пятнадцать и она категорически отказалась брать у родителей деньги на расходы как-то, кроме как «в долг», который возвращала всегда вовремя и с небольшими процентами. К двадцати годам ни у кого, а не только у нее, не было сомнений в том что впереди е нее большое будущее. Из младшего менеджера она, буквально за пол года, выросла в заместителя исполнительного директора, не страдала от неразделенной любви вечерами в подушку, редко убивалась по пустякам и не огорчалась ни из-за одной проблемы, которые с каким-то завидным упорством сыпались ей на голову, с улыбкой терпела все «женские козни и подставы», которые то и дело устраивали ей менее успешные коллеги по ее чисто «бабскому» коллективу.
Потом, поняв что потолок возможностей, она незамедлительно уволилась «в никуда» и, буквально за пару дней, устроилась в другое место — на этот раз в чисто мужской коллектив. Ее взяли, по словам директора, как «самоуверенную нахалку». Еще на собеседовании, стоя перед четырьмя солидными мужчинами, вдвое старше нее, она заявила что «пока ничерта не знает о том чем они тут занимаются, в плане продукта, но зато имеет прекрасное представление о том как это продать». Ее брали, умиленные наглостью, всего на пару месяцев, а она проработала в компании более трех лет, за первые же пол года заняв одно из самых руководящих мест.

Она не любила слабых мужчин. Нет, конечно же она прощала им какие-то истерики «слабины», участливо была рядом, когда у них «что-то не получалось», она приносила им кофе в постель, когда у тех раскалывалась голова, но она никогда не прощала, если это состояние затягивалось слишком, по ее меркам, надолго или повторялось чаще, чем раз в пару месяцев. Она поняла эту тенденцию не сразу. Сначала она провстречалась почти год с одним прекрасным юношей — возвышенным творческим фотографом-пейзажистом. Ей было двадцать, а ему двадцать три. Они познакомились в интернете, на одном из многочисленных сайтов по фотографии, где она искала «чувственные картинки эротической направленности», а вместо них то и дело находила неестественные и фальшивые попытки «изобразить оргазм на камеру».
...
развернуть
Когда ее роман между двумя городами закончился, разбившись о ее нежелание терпеть его слишком частые романтичные «скандалы» о том как они друг от друга далеко, она сделала для себя лишь один вывод — мужчины с долгоиграющими планами, на тот момент, были не ее выбором. Ее карьера постепенно росла вверх, ее сексуальное либидо увеличивалось еще быстрее. Каждый день, каждый миг, был новым приключением, новым шагом в познании себя, своих потребностей и, главное, возможностей и желаний ее молодого тела. Весна прочно обосновалась в ее мыслях и, казалось, совершенно не собиралась убираться восвояси.

Она думала о сексе всегда — пока просыпалась и нежилась в кровати, пока собиралась на работу и красила ярко алой помадой губы, пока ехала в метро, где вынужденно соприкасалась с телами неизвестных ей людей в утренней давке, на работе, когда наблюдала за мужчинами коллегами, которые то и дело бегали мимо ее стола, в курилке, исподтишка наблюдая за директором компании из офиса напротив, который так вызывающе сексуально курил свои сигариллы, вечно стоя в самом углу рядом с пепельницей, по пути домой, когда гуляла по вечернему городу и конечно же перед сном, когда представляла себе в каком приключении она могла бы поучаствовать за минувший день. По ночам ей снились влажные сны, а днем с губ, иногда совершенно на голом месте, от одних только фантазий, срывались слабые стоны, будто кто-то нежно ласкает ее под покровом тонких тканей одежды.

Каждую пятницу, она праздновала окончание рабочей недели в страстных объятьях того самого друга, который был ее вторым мужчиной. Они все еще придумывали какие-то предлоги — то фото, то компьютер, то новое кино, которое можно было бы посмотреть... один раз он даже пригласил ее в гости под предлогом «вертолетика, который он склеил собственными руками». Они занимались сексом в каждом уголке его квартиры — кровать, стол, кресло, пол в каждой из комнат, кухонная раковина, душевая кабина, все подоконники и даже балкон. А в субботу с утра, собрав вещи она уезжала домой, невинно чмокая его в щеку.
Правда, в одну из пятниц, она оказалась в гостях у совершенно другого человека — они заперлись в его комнате, хотя за тонкой стенкой смотрела телевизор его соседка по коммунальной квартире, и трахались так страстно и неистово, что в какой-то момент даже кубарем свалились с кровати, ... посмеялись и продолжили совокупляться на полу. Кажется бедная бабушка даже стучала им в дверь, возмущенная шумами и стонами, но они ее просто проигнорировали.
...
развернуть
Была у нее одна подруга — прекрасное кудрявое веснушчатое создание по имени Маша, которая яростно отрицала свою причастность к сексуальной стороне жизни, а под действием алкоголя творила такие непотребства, что ей, более чем раскрепощенной женщине в этих делах, оставалось только диву даваться. А еще Маша целыми днями зависала на сайтах знакомств, активно переписывалась с неизвестными ей парнями, занимаясь в открытых чатах виртуальным сексом и каждый вечер мастурбировала на домашние порно разных популярных сайтов. Но стоило ей только, находясь в чьем-то обществе, увидеть достаточно невинную сцену сексуальной близости в каком-нибудь романтичном кино... Маша сразу же скромно отводила в сторону глазки и даже чуть-чуть краснела, начиная недовольно бурчать о «неприличии».

Она всегда удивлялась девушкам, которые стеснялись говорить про секс. Что удивительного или порочного было в этой теме? Что страшного было в том чтобы признаться что ты смотришь, к примеру, порно? Что страшного в том чтобы обсудить вслух сексуальную попку проходящей мимо красавицы, что неприличного в том чтобы пошушукаться с подружками, фантазируя большой ли у красавчика член? Что такого порочного в том что ты хочешь того случайно проходящего мимо парня с такими манящими кубиками на ухоженом животе?
Или это что-то из серии «принцессы не какают? И не писают, заодно уж»

Конечно она не всегда была такой... раскрепощенной. Было время, она с легким стеснением выговаривала слово «поцелуй», не говоря уже про «секс». Но это было давно, когда она еще была подростком и училась в более чем строгой школе, где все ходили в форме, учили английский язык и на переменах обсуждали прочитанные на летних каникулах книги. Это было удивительное время, она до сих пор не могла понять каким таким магическим образом ее родители смогли ее туда устроить и знали ли они об исключительно редких порядках в стенах этого заведения.
Она сомневалась в этом, потому что когда ей было 14 лет, мать с отцом подарили ей пару пачек презервативов разных размеров. Для нее, невинной школьницы, тогда еще грезившей о какой-то сексуальной жизни только в самых скромных своих фантазиях, этот подарок был ... шокирующим. Нет, она конечно была в курсе что дети не берутся из капусты, вполне себе знала что мужчина и женщина занимаются друг с другом любовью и совершенно не обязательно после этого женятся, но ... не ожидала что собственные родители сделают ей такой презент. Они мотивировали это тем, что не питают каких-то иллюзорных надежд в «наше» время и лучше позаботятся о ней сами, чтобы их совесть и нервы были хоть чуть-чуть спокойней. И где-то с этого же времени, каждый раз, когда они заходили к ней в комнату, где она сидела с гостями, они стали стучаться, будто находились в ожидании, когда же она воспользуется их подарком.
Но этого не случилось еще долго — поначалу она встречалась только с девушками, а потом у упаковок истек срок действия.
...
развернуть
Это случилось на пятый или шестой день ее пребывания в славном Париже. Телефон отключили за огромную неуплату по роумингу — ее благоверный и ненаглядный зачем-то решил устроить ей «удаленную сцену ревности» под грифом «я стал тебе надоедать». Она как-то привычно отнекивалась, убеждала его что он заблуждается и ее холодность, царившая в их отношениях последнее время — просто синдром ее хронической усталости. Она говорила ему что любит, но в душе отчетливо понимала, что любовь прошла уже давно, еще где-то полгода назад, когда стало понятно, что как бы красиво все не звучало, а любовница — остается только любовницей. Остался только секс, да и тот не высшего класса, как было сначала. Ну и еще какие-то глупые надуманные обязательства перед ним, которые она зачем-то вбила себе в голову.
Он верил что она верна ему. Вернее, он никогда не спрашивал «верна ли». Просто по какому то немому правилу они решили играть в игру «все всем верны. Все всем верят». Она изменяла ему. Сначала редко, а последнее время постоянно. Она любила секс, особенно любила разнообразие, которое он уже не мог ей дать — оборотная сторона постоянных отношений. Она давно уже знала каждый сантиметр его тела, каждую его эрогенную зону, давно выучила в какой момент и как он дышит, что нужно для того чтобы он кончил, а что нужно чтобы продлить их половой акт. И ей было не интересно. А теперь еще и эти «истерики». Они вгоняли ее в тоску.

Вообще, она всегда была уверена что отношения делятся на два типа — «любовь, морковь, семья, претензии» или «любовь, морковь, без грядущих планов и без претензий». Она никогда не мога понять когда смешивали одно с другим. Но тогда ей не хотелось думать об этом. Именно от этого, вернее так же и от этого, она и сбежала в этот умиротворяющий город.
Этот разговор случился как раз когда она возвращалась из мастерской того самого художника, который пару дней назад зашел забрать у нее посылку от ее подруги, где провела всю ночь и почти пол дня. Она снова не помнила его имя. Зато ее тело еще помнило его прикосновения. Они занимались сексом с ночи и до утра, с несколькими перерывами на вкуснейшее красное вино и спелый виноград. Он зацеловал каждый сантиметр ее тела, заставил ее на пару часов забыть обо всем на свете и превратится в одно только ощущение блаженства и неги. Ей было хорошо и волнительно вспоминать об этом.
...
развернуть
Вообще, до 18 лет она была приличной девочкой — милой целомудренной красавицей, с пятым размером и большими планами на долго счастливое будущее. Потом она влюбилась, потом ей разбили сердце, потом она влюбилась в друга человека, который разбил ей сердце, потом и он оказался не тем самым Принцем, она сошлась обратно с Тем Самым, а потом ее завертела закрутила взрослая жизнь — новые влюбленности, случайные встречи, опытные мужчины, которые вскруживают голову, новые разочарования и новые желания.
Годам к 22 она открыла в себе Женщину. Ту, которую мужчины всегда пишут с большой буквы. Из удобных джинс она перелезла в юбки-карандаши, из спортивных лифчиков в кружевные корсеты. А когда она последний раз покупала колготки, сейчас ей было уже и не вспомнить — теперь, в жизни где в любой момент могло произойти что-то сладострастное, они казались ей совершенно неудобной частью гардероба. Последний раз она надевала их в один из вечером, закончившийся в жарких объятьях ее давнишнего знакомого, который был старше ее на пятнадцать лет. Он потерял голову от ее новых духов, чье название уже вылетело у нее из головы, и зажал ее в подъезде ее же дома, когда провожал — у него не было сил отпустить ее к родителям, с которыми она тогда еще жила. Она помнила как он целовал ее груди, как оставил страстный синяк у нее на шее и как неудобно было снимать колготки, чтобы удовлетворить ту животную потребность, которая неожиданно вспыхнула и у нее самой, когда его ладони оказались у нее на заднице. Было так обидно за тот упущенный момент неконтролируемого безумства, когда он должен был вжать ее в стену и войти в нее одним толчком, ... который они потратили на то чтобы предварительно освободить ее от капронового плена... Да, именно с того дня она больше и не носила колготки.

Уже в 23 она сделала вполне успешную карьеру — занимала высокую должность в крупной компании, руководила отделом людей, которые были иногда в разы старше нее, ездила по командировкам и тратила свои выходные на женский шоппинг и кофе с незнакомцами. Она научилась быть в меру расчетливой и сволочной дамой, достаточной для того чтобы многие захотели бы трахнуть ее сразу, после пары минут разговора. Ей это нравилось. Ей нравилось что мужчины не могут оторвать взгляд от ее неизменно глубоких декольте, ей нравилось наблюдать, как они косятся в сторону ее ног, которые она всегда перекладывала с одной на другую, показательно напрягая мышцы на бедрах, ей нравилось что им, особенно по весне, очень сложно было говорить с ней о делах. А говорить с ней о делах им, особенно ее подчиненным, приходилось часто. Бывало, сидя в одиночестве в своем кабинете, она представляла что же они могут там фантазировать — дешевое классическое порно о том как «отодрать эту стервозную блондинку»? Вероятней всего так оно и было — она видела как часто ее сотрудники посещали порно-сайты, вместо того чтобы заниматься делом. Обычно всегда сразу после очередных совещаний. Она не ругалась — она была умной женщиной, осознававшей что без этого совершенно никак. Ко всему, что таить греха, она и сама там бывала. Особенно после пылких производственных споров со своим заместителем. Он был женат и у него было двое детей, но это не мешало ему периодически, как бы случайно, задевать ее то за плечо, то за попу, то вдруг не протискиваться в узкий проход, и касаться ее груди. Если бы она не была столько категорически против служебных романов, да и вообще служебного секса в частности, то она давно бы трахнулась с ним на столе для переговоров. Она не раз представляла себе это в своих фантазиях — он, двухметровый высокий шатен, в расстегнутой рубашке, со спущенными брюками, трахает ее, пытаясь доказать кто же главный в этом «доме». Она даже чувствовала как пахнут капельки его пота, выступающие по его телу, от излишнего остервенелого усердия.
...
развернуть
А его имя она не помнила вовсе. Даже намека. Ей было совершенно все равно то ли он был Алексеем, то ли Александром, то ли вообще Денисом. Даже первой буквы и той в голове не осталось.

Первый раз они пересеклись на просторах какого-то сайта для знакомств. Какого из, она сейчас уже не могла вспомнить. Он неожиданно свалился ей в сообщения с наглым предложением ее подразнить. Обычно она посылала таких далеко и надолго, но тогда был как раз тот самый вечер, когда благоверный в очередной раз не явился на ночное рандеву, под благовидным предлогом, брошенным смс-кой. Ну, такое стандартное и тошнотворное «прости, сегодня не смогу, малыш».

Они немного поболтали, поделились друг с дружкой какими-то сексуальными фантазиями и разбежались, каждый в свою кровать. Он был из другого города, кажется даже из Москвы. Этого сейчас она не помнила, так же как не помнила и его имени. Но с ним пару десятков минут было весело. Он был чрезмерно пошлый, но, что радовало ее больше всего, не использовал в своей лексике стандартные фразы из порно-историй, которыми пестрил интернет. Её вообще всегда бросало в дрожь и начинало тошнить, если мужчина вдруг писал что-то из серии «я хочу поласкать тебя язычком» или еще более ужасное «как там твоя писечька? Уже мокренькая?». Стоило ей представить как взрослый мужлан, который собирается сейчас ее трахнуть говорит это вслух, как все желание пропадало безвозвратно.

А через неделю она получила от него другое сообщение. Без всякого интима. Он просто написал время и место, где он будет в одиночестве пить кофе и надеяться, что она составит ему компанию, пока он находится в недолгой командировке в ее городе. Еще он оставил свой телефон. Так, на всякий случай. «Напиши только если будешь приходить, но опаздываешь», прочитала она, «если решишь не приходить, то не пиши вовсе. Я просто посижу и пофантазирую как бы оно было, если бы ты все же пришла».
От такого предложения, сформулированного таким образом было сложно отказаться. Она вообще всегда «велась» на такие «мне надо, но не очень сильно». Это был верный способ заставить ее прийти. Вот напиши он что ждет, надеется и верит — осталась бы дома.
...
развернуть
вся лента

Комментарии (7)

Информер:

Укажите ваш профиль на
Укажите адрес вашего сайта
URL вашего сайта:
Показывать:
URL RSS вашего сайта(для импорта):
Укажите ваши авторизационные данные на (необязательно)
Эти данные нужны для того чтобы вы могли управлять вашими аккаунтами прямо с bestpersons.ru. Пароли хранятся в зашифрованном виде и строго конфиденциальны

Выберите сайт, на котором у вас есть аккаунт

Микроблоги
Новости
Музыка и подкасты
Работа и творчество
Не нашли вашего сайта? Вы можете легко его добавить.
отмена
вернуться к странице